В Эстонии горит центральный полигон Сил обороны

В волости Куусалу уезда Харьюмаа на центральном полигоне Сил обороны Эстонии ведется тушение пожара. Тушение осложняют имеющиеся на полигоне боеприпасы, пишет портал err.ee. По состоянию на сегодняшнее утро, 10 августа, площадь пожара составляла около семи гектаров, передает ЕАdaily.

«Сообщение о возгорании поступило в центр тревоги в четверг в 12:15», — проинформировал эстонский Спасательный департамент. Отметим, что это не первое возгорание на полигоне Сил обороны, случившееся этим аномально жарким летом. Как пишет «Sputnik Эстония», 10 июня в Центр тревоги поступил сигнал от местного жителя о возможном пожаре на центральном полигоне. Спасатели, выехавшие на место, обнаружили возгорание на площади около четырех гектаров — горели пни и груды веток. По данным Спасательного центра, пожар тушили 13 машин, огонь дальше не распространился.

А в конце мая спасатели, военные и добровольцы почти целую неделю боролись с огнем на полигоне Сил обороны около деревни Пала в волости Куусалу Харьюского уезда. Площадь пожара тогда достигла 164 гектаров. На всей территории Эстонии в связи с жаркой погодой сейчас действует режим повышенной пожароопасности: в лесах или на открытой местности на природе категорически запрещено курить, использовать оборудование для приготовления гриля и разводить костры даже там, где ранее это было разрешено.

Напомним, что аналогичный случай недавно имел место и в соседней Латвии, где загорелся Адажи — крупнейший полигон НАТО в стране, находящийся неподалеку от Риги. 9 июня пришлось временно прервать проходившие там учения альянса Swift Response-2018. В ходе этих маневров осуществлялась учебная высадка с воздуха десантников США, а также сбрасывались платформы с их экипировкой. Внезапно воспламенилось одно из транспортных средств, находившихся на десантной платформе. Машина — предположительно, внедорожник Humvee — после приземления задымилась, а потом её охватило пламя. Но это оказалось сущими пустяками по сравнению с последующими событиями. Днём позже на полигоне запылали лес, вырубка, заросли кустарников, мох и сухая трава — площадь возгорания составила более 300 гектаров. На место происшествия сразу направили 23 сотрудника Государственной пожарно-спасательной службы (ГППС) с шестью автоцистернами, но этого оказалось явно недостаточно — сильный ветер раздувал пламя, мешая локализовать возгорание.

Для борьбы с бедствием пришлось задействовать и самих военнослужащих. Привлекли к тушению и военный вертолёт: в его резервуар помещается около трёх тонн воды, которую набирали в соседней реке Гауе. «Люди работают в несколько смен. Есть и латвийские военные, и наши союзники — из Канады, Италии и других стран. Работаем и днём, и ночью, где-то три смены по 20 человек. Это только военные», — сообщал журналистам латвийский офицер Эдмунд Свенчс.

Примечательно, что на той части полигона, что не была охвачена пламенем, маневры Swift Response-2018 продолжались. «Пожар повлиял только на учебные стрельбы, которые должны проходить на той территории, где произошёл пожар. Сами учения мы не останавливаем», — пояснил Свенчс. Справиться с огненной стихией помог лишь ливень, хлынувший вечером 11 июня, хотя работы по тушению продолжались ещё несколько дней. Когда начался подсчет ущерба, выяснилось, что всего выгорело 770 гектаров территории. «Больших надежд выяснить причину нет, площадь велика», — признал сотрудник латвийской Государственной лесной службы Зигмунд Яункикис.

В министерстве обороны постарались уверить общественность, что причины бедствия не связаны с загоревшимся во время учений транспортом. «Понятно, что мы здесь не играемся, у нас реальные заряды. Но этот пожар мы не можем связать с нашей активностью. В субботу вечером после последних стрельб мы полностью затушили возникшее возгорание. А в воскресенье рано утром стало известно, что какая-то искра стала причиной пожара», — сказал лейтенант Свенчс.

«Высокая пожароопасность или вина людей? — задался вопросом председатель правления предприятия Rīgas meži („Рижские леса“) Айварс Тауриньш. — Это сочетание того и другого: сухой лес и человек. Причиной возгорания мог стать военный, который стрелял, и именно из-за пули начался пожар. Там, конечно, должны быть меры безопасности, чтобы такого не случалось. Но как всегда сработал человеческий фактор: кто-то не доглядел, кто-то проспал». Сумму ущерба, причинённого находившимся на полигоне молодым лесонасаждениям, считали целых полтора месяца и назвали лишь 21 июля: 1 миллион 357 тысяч евро.