Сирия, 5 марта: в ВС Турции сообщили о новых потерях

Переговоры президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Эрдогана завершились в Москве, а тем временем напряженность ситуации в Идлибе не спадает. Сирийская арабская армия теснит боевиков, даже поддержка Турции не помогает антиправительственным формированиям исправить ситуацию, сообщает "Военное обозрение".

Во время переговоров Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана в Кремле турецкие СМИ сообщили ещё об одной потере в личном составе военнослужащих, участвующих в операции на территории Идлиба.

В сообщениях говорится о том, что в больнице приграничного города Рейханлы скончался 26-летний турецкий военнослужащий, который был доставлен из Сирии с многочисленными ранениями. Называется имя турецкого солдата – Эр Энеш Кайя.

Представители клиники Рейханлы заявили о том, что военнослужащий поступил к ним в крайне тяжёлом состоянии. Врачи несколько часов боролись за его жизнь, однако спасти не смогли.

В родном городе Энеш Кайя на улице, где расположен его дом, вывешены государственные флаги и установлена палатка, к которой местные жители приходят, чтобы выразить соболезнования.

Есть и так называемые "санитарные" потери. Точное число не называется.

Напомним, что свои соболезнованию по поводу потерь турецкой армии в Идлибе выразил и российский президент Владимир Путин, добавив, что во время удара никто, включая сирийских военнослужащих, не знал о месте нахождения турецких военных. Напомним, что ранее было установлено следующее: военнослужащие турецкой армии в сирийском Идлибе находились вне согласованных наблюдательных пунктов. Некоторые турецкие подразделения фактически слились с группировками боевиков, оказывая тем в том числе и огневую поддержку.

Тем временем, в Турции далеко не все политические силы демонстрируют солидарность с политикой президента Реджепа Эрдогана. В турецком парламенте вспыхнула драка из-за спора о ситуации в Сирии. Депутат от оппозиции Энгин Озкок обвинил президента в неуважении к турецким солдатам и заявил, что безответственным шагом для главы государства является отправка военных в Сирию без поддержки с воздуха.

Сирийская арабская армия смогла сорвать две атаки боевиков, а российская гуманитарная помощь была доставлена в это время в провинции Алеппо, Идлиб и Ракка. Турецкие войска не в состоянии воспрепятствовать поставкам российских гуманитарных грузов, хотя и турецкая сторона делает вид, что ее подразделения находятся в Сирии исключительно для помощи местному населению.

Одновременно турецкое командование продолжает отчитываться о потерях САА. По данным турецкой стороны, только за сутки 5 марта сирийские правительственные войска потеряли 4 танка, 5 артиллерийских орудий, 3 противотанковых орудия, 2 бронемашины, 8 военных машин. Также, по заверениям турецких военных, были «обезврежены» 184 солдата и офицера сирийских правительственных войск.

В данном контексте очень интересна позиция Владимира Путина. На встрече с Эрдоганом российский президент заявил, что ситуация в провинции Идлиб обострилась настолько, что требует внешнего вмешательства. Понятно, что под внешним вмешательством в данном контексте Путин имеет в виду исключительно наращивание российского военного присутствия в регионе. И для обстановки в Идлибе это, вероятно, было бы единственным способом приостановить дальнейшее кровопролитие.

Если не говорить о чисто военной составляющей, то последствия конфликта России и Турции могут быть наиболее тяжелыми именно для Анкары. Начнем с того, что сейчас Турция серьезно зависит от контрактов с Россией, хотя и для нашей страны ухудшение отношений с соседом не является лучшим выходом из сложившейся ситуации. Понятно, что переговоры между главами государств не приведут к немедленному прекращению боевых действий в провинции Идлиб. Каждая из сторон преследует свои цели, но вместе с тем открытый вооруженный конфликт между Россией и Турцией, пусть и только на сирийской территории, не выгоден ни Москве, ни Анкаре. Надежда на деэскалацию остаётся.