О силах быстрого реагирования НАТО

Силы быстрого реагирования, которые НАТО планирует разместить в Европе в ответ на российскую угрозу, возможно, чистая фикция. Как считает политолог Хайди Хардт, подобные разношерстные войска еще ни разу не удавалось превратить в боеспособную силу, и вряд ли НАТО станет исключением.

Тем не менее, как напоминает издание Washington Post, именно подобная структура должна была гарантировать безопасность прибалтийских стран.

Напомним, ранее представители НАТО подтвердили план Альянса создать собственные силы быстрого реагирования. По данным газеты, Альянс будет способен всего за пару дней разворачивать армию в размере 5 тысяч солдат. Объявление о создании этих сил должно было убедить приграничные с Россией страны — участницы НАТО, что организация готова защищать их от российской экспансии.

Как пишет Хардт, в контексте международных организаций силы быстрого реагирования составляются из солдат разных национальностей. Государства - члены Альянса присылают своих солдат, которые регулярно сменяются, чтобы гарантировать военную эффективность. При этом основной проблемой сил быстрого реагирования НАТО Хайди Хардт считает политическую волю. Политики неоднократно обсуждали идею создания данных сил, но даже те организации, которые вложились в это мероприятие, ни разу не разворачивали подобные войска.

По мандату ЕС, 18 боевых групп, состоящие из 1500 солдат, готовы развернуться в течение 10 дней, сообщает Washington Post. Тем не менее, эти боевые группы за все время своего существования ни разу не принимали участия в боях. Один из послов в ЕС привел следующую аналогию, чтобы объяснить политическое нежелание пользоваться этими войсками: "Это все равно что иметь в гараже потрясающую Ferrari. Она там стоит, но ты просто не знаешь, как ею управлять".

Кроме того, отмечает эксперт, имеются определенные дипломатические трудности, связанные с тем, что НАТО публично объявило о цели создания подобных сил – о защите границ членов альянса. Развертывание сил быстрого реагирования, пусть и не в тех же регионах, где базируются войска НАТО (что нарушило бы соглашение Россия-НАТО 1997 года), тем не менее может быть расценено как провокация. Хайди Хардт также подчеркивает, что текущий генсек НАТО занимает более жесткую позицию по отношению к России, чем его предшественник. По словам Йенса Столтенберга, эти силы создаются из-за действий России. В свою очередь российские власти обвинили альянс в создании нестабильности на Украине. После окончания холодной войны впервые международная организация создает силы быстрого реагирования в ответ на угрозу со стороны другого государства.

Силы быстрого реагирования не могут предотвратить дальнейшие конфликты с Россией, полагает Хайди Хардт. Учитывая исторический опыт подобных сил в других военных организациях, вероятно, что их никогда не разместят. Тем не менее развитие этих сил для НАТО представляет реальный способ оставаться актуальной организацией, ведь альянс таким образом гарантирует безопасность прибалтийским и восточноевропейским государствам. Также это – своего рода альтернатива предоставлению Украине статуса члена НАТО, что может стать еще более противоречивым шагом...

Перевод INTV